На чем основана методика

В своей работе я совмещаю экзистенциальный анализ с психофизиологическими методиками саморегуляции, подбирая для каждого человека наиболее подходящий способ снятия стресса, изменения состояния и подключения внутренних ресурсов к достижению цели. Для тех, кому интересно узнать о научных основах моей работы, кратко изложу суть обоих направлений.

Из всех психологических школ самой близкой для меня является экзистенциальный анализ. Уже более десяти лет я обучаюсь по австрийской программе у основателя экзистенциально-аналитической психотерапии Альфрида Лэнгле.

Это личностная психотерапия, которая ставит своей целью помочь человеку свободно и полно проживать свою жизнь, наполнить ее смыслом, актуализировать личную ответственность по отношению к жизни и миру, освободить человека от фиксаций, искажений, однобокости и травматизации, которые оказывают влияние на его переживания и поведение.

В отличие от психоанализа, экзистенциальный анализ не является «археологией» (Фрейд), а представляет собой прояснение тех тем и областей, с которыми в настоящей жизни связаны препятствия (вместо систематического и занимающего долгое время «прочесывания» прошлого). Прошлое страдание остается лишь до тех пор предметом экзистенциального анализа, пока оно мешает полноте жизни.

Однако причиной «неосуществленной» жизни могут быть не только искаженные установки и травмы, а неуверенность в себе и неадекватная самооценка. В таких случаях задачей экзистенциального анализа является работа с чувствами, работа над самопринятием и отношениями человека с самим собой.

Также центральной проблемой, с которой сталкивается человек, являются его негативные эмоции, усложняющие не только отношения с собой, но и отношения с другими и с миром в целом. Здесь своей задачей я вижу определение стереотипных "слабых мест" личности, знакомство и обучение методам самостоятельной работы с такими чувствами как страх, обида, агрессия, вина, стыд.

Другим источником страданий многих людей является не их прошлое и не плохое знание своих способностей и возможностей, а отсутствие ориентиров, потеря смысла жизни. У них есть все, что обеспечивает жизнь, но нет того, ради чего они могли бы жить.

Метод построен на феноменологическом диалоге. Если последовательно задавать вопросы, умело вести диалог, о чем бы человек ни говорил, он приходит к сути проблемы, и ее причина быстро выходит наружу.

Однако нередко люди прекрасно знают, что им нужно делать и даже каким образом и в какой последовательности этого добиваться, то есть отсутствует проблема принятия решений. Есть проблема нехватки сил, внутренних ресурсов для реализации этих решений. Спектр подобных примеров чрезвычайно широк: от осознанной необходимости завершить отношения до реализации решения бросить курить или похудеть.

В таких случаях чисто психологическая работа необходима, но явно недостаточна: она не приводит к желаемому результату, поскольку идет только на уровне сознания и чувств и не подключает физиологические и психофизиологические ресурсы.

К тому же выводу меня привел опыт работы с людьми после терактов. Когда работаешь с человеком в острых состояниях – горя, утраты, насилия, он вообще не способен услышать то, что ты говоришь. К нему нет доступа через слова, здесь могут работать только психофизиологические методики, снижающие напряжение, которое сужает сознание и заставляет человека чувствовать себя в тупике. Фактически – это состояние неуправляемого транса, когда человек ничего не видит и не слышит, находится в шоке, из которого его надо вывести.

И здесь необходима непосредственная работа с мозгом как структурой.

Как известно, существуют различные состояния работы головного мозга ( бодрствование, сон, и пр). В состоянии бодрствования на уровне мозга активно много разных доминант: мы одновременно слушаем собеседника, думаем о своем, воспринимаем сигналы и внешней среды, и внутренней – собственного организма. Энергия относительно равномерно распределяется между этими доминантами. В состоянии бодрствования мы, естественно, находимся в напряжении.

К сожалению, современный мир связан с фактором неопределённости. Из-за этого напряжение перерастает в перенапряжение. Когда есть конкретная цель, организм направляет на нее столько сил, сколько нужно, а когда организму непонятно, к чему готовиться, куда и сколько ресурсов придется распределять, он оказывается в состоянии хронической мобилизации.

Напряжение – самый энергозатратный процесс, а перенапряжение – процесс, затрагивающий уже наши ресурсы, запасы энергии. Мы находимся в условиях постоянной нехватки этих ресурсов: плохо спим, плохо едим, неизвестно чем
дышим и т. д. Плюс угнетающий фактор неопределенности...

Бодрствование - оптимальное состояние для ежедневной активной жизни, функционирования процессов восприятия, мышления, памяти, речи и пр. Мозг в состоянии бодрствования находится в постоянном процессе сканирования условно-рефлекторных связей ( другими словами - связей нашего опыта). Это обеспечивает прекрасный фундамент для полного использования всех органов чувств, принятия решений, социального общения и пр.
Проблемы начинаются там, где для решения какой-либо задачи требуется обращение не к существующим уже в готовом виде связям, а к тем, которые находятся вне поля актуального опыта ( творческие задачи, требующие выхода за стереотипы мышления и восприятия,  планирование будущего, где необходимо подключение интуиции и пр). Здесь необходим выход из состояния бодрствования в другое - то, где нет ограничивающего влияния накопленных условно-рефлекторных связей.
Решить проблему хронического перенапряжения и выхода за границы существующего опыта помогает еще одно состояние работы головного мозга: состояние пассивного транса. Само по себе оно включается у человека много раз за день, но очень кратковременно, и мы редко его осознаем или замечаем (например, в моменты прострации; между сном и бодрствованием; на пике напряжения и т.п.).
На субъективном уровне человек переживает это как состояние пустоты в голове, отсутствие мыслей, сознания без мышления и ощущение абсолютного комфорта, отсутствие напряжения. Когда напряжение снижается, сразу же начинают восполняться энергетические ресурсы. В принципе, это то же самое состояние, в которое мы приходим в результате йоги, ци-гун, медитации, аутогенной тренировки. Однако все эти практики сложны в обучении и порой на достижение пассивного транса уходят месяцы. Кроме того, в большинстве практик это состояние используется лишь для релаксации и восстановления ресурсов, тогда как через него можно менять блокирующие, неконструктивные стереотипы.

Поскольку в этом состоянии ослаблены условно-рефлекторные связи, фактически весь наш опыт, хоть он, конечно, никуда не исчезает, становится неактуален, мы о нем не думаем. Состояние пассивного транса – единственное, через которое возможна переустановка сложившихся связей, как бы переустановка программы, т.е. выстраивание новых условно-рефлекторных связей. Именно этому я и учу: каким образом легко и быстро самостоятельно входить в это состояние и как переструктурировать эти связи.

Например, человек в детстве чуть не утонул. Любое столкновение с водой вызывает у него панику, и, естественно, он не может научиться плавать. Это означает, что у него выработан стойкий условный рефлекс, и никакая профессиональная беседа здесь не поможет. Если же в состоянии пассивного транса человек настроится на то, что он способен плавать и более того, получать от этого удовольствие и, делая специальные упражнения, представит себя легко скользящим по воде, повторит это два-три раза, он научится держаться на воде. Точно так же снимается страх перед публичными выступлениями, полетами на самолете и т.п.

Через состояние пассивного транса можно решать и межличностные проблемы. Очень часто, к примеру, поводом для серьезных семейных ссор становится совершенный пустяк. Опоздание на пять минут замыкает цепь условно-рефлекторных связей, актуализирует все накопленные обиды и приводит к обвинению «Ты мне всю жизнь испортил». С помощью пассивного транса можно разорвать этот порочный круг и очистить отношения от прошлых разочарований, неоправданных ожиданий и обид.
Периодическое включение пассивного транса присуще головному мозгу от природы, оно автоматически возникает при переходе из одного состояния работы мозга в другое.

Научившись сознательно вызывать пассивный транс в нужный момент, через него можно выходить на то, что я называю состоянием активного транса. Здесь условно-рефлекторные связи разблокированы, мозг работает на основе одной-единственной доминанты, вся энергия организма направлена только на одно действие. Искажено восприятие времени: оно кажется остановившимся, ты его не чувствуешь; снижены сигналы и внешней и внутренней среды, т.е. ты абсолютно сконцентрирован на цели, не замечаешь звуков, даже можешь не чувствовать боли.

Это состояние абсолютной концентрации на одной цели знакомо большинству людей. Оно характерно для творческого процесса, оно же характерно для экстремальных ситуаций, когда человек совершает поступки, которых в другой момент он никогда бы не совершил.

Простой пример. Перед нами запертая дверь, и я вас прошу выбить ее плечом. Вы этого сделать при всем желании не сможете. У вас сразу включаются стереотипы: я такой слабый, дверь такая крепкая, замок надежный, и зачем это надо делать… Т.е. у вас сразу же начинает работать голова. Но если дом горит, спасаясь от огня, вы выбьете эту дверь, не заметив. Доминанта инстинкта самосохранения вытеснит остальные доминанты, и вся энергия организма направится на одну цель. Выясняется, что наш организм способен выбить эту дверь, но в состоянии бодрствования одновременно активно много доминант и отсутствует концентрация, а кроме того, существующие «негативные» условно-рефлекторные связи блокируют подключение ресурсов к цели.

На сеансах я обучаю вызывать состояние активного транса, которое значительно повышает качественный уровень достижений в самых различных сферах.